Правительство официально признало пытки и незаконное задержание в воронежской полиции

23 марта в воронежский Дом прав человека поступил Меморандум Правительства России по жалобе «Раззаков против России», которую гражданин Узбекистана с помощью воронежских правозащитников направил в Европейский Суд по правам человека.
В жалобе были описаны события апреля 2009 года, когда Раззакова задержали по сфабрикованному «мелкому хулиганству», чтобы за время его якобы законного содержания в Железнодорожном РОВД выбить из него признание в убийстве (подробнее – http://vrn.kp.ru/daily/25785/2768960/).
В своем Меморандуме Правительство Российской Федерации признало, что в деле Раззаков против России государством были допущены нарушения прав Заявителя, гарантированные Статьями 3 (Запрет пыток) и 5 (Право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции.
Кроме вопросов по делу Раззакова Европейский Суд задал Правительству общие вопросы, чтобы понять, почему жалобы на пытки из России поступают с завидной регулярностью. Судя по ответам Правительства, условия для расцвета пыток отчасти создаются действующим законодательством.
В частности, на вопрос 4 «Какое поведение предписано сотрудникам милиции, выполняющим задержание, или доставление лица к представителю власти? А именно, обязаны ли они носить форму, использовать автомашины со знаками отличия, предоставлять свои служебные удостоверения и объяснять правовые основания и причины своих действий?», Правительство ответило: «В какой одежде производить задержание, каким транспортом пользоваться, маркированным или обычным, эти вопросы решаются в каждом конкретном случае. В частности, если есть основания полагать, что при задержании подозреваемый может оказать сопротивление, пытаться скрыться, задержание целесообразно производить скрытно, не привлекая излишнее внимание как окружающих, так и самого подозреваемого».
На вопрос 7 «Сообщается ли лицу о его правах и правовых последствиях, и предоставляется ли доступ к адвокату до документирования явки с повинной?», Правительство ответило: «УПК не предусматривает обязанности информировать лицо, написавшее явку с повинной, о каких-либо правах и юридических последствиях такой явки, а также обязанности предоставить заявителю доступ к адвокату до получения от него явки с повинной. Предполагается, что заявитель добровольно сообщает о совершенном им преступлении. Вместе с тем он вправе потребовать разъяснения ему указанных прав».
По словам адвоката Ольги Гнездиловой, представляющей интересы Раззакова: «Отсутствие у полицейских обязанности «разъяснить права» при задержании, быть в форме способствуют тому, что граждан «хватают» на улице без объяснения причин. А отсутствие обязанности предоставить адвоката перед подписанием явки с повинной приводит к тому, что признание «выбивают». Отдельной проблемой остается безнаказанность полицейских. По делу Раззакова следователи Следственного управления Следственного комитета России по Воронежской области в течение полугода отказывали в возбуждении уголовного дела. И даже когда дело было возбуждено, виновных «не нашли». Ведущие правозащитные организации вчера обратились к руководителю Следственного Комитета России Александру Бастрыкину с просьбой обеспечить независимое расследование случаев пыток. Подписать петицию может каждый по этой ссылке: http://rusrep.ru/article/2012/03/22/mery».

А 22 марта вступило в законную силу решение Ленинского районного суда г. Воронежа, который присудил Раззакову компенсацию морального вреда из бюджета в размере 840 000 рублей. Получается, что за преступление «неустановленных» следствием милиционеров заплатят налогоплательщики. Милиционеры, причастные к пыткам Раззакова, благодаря отличной «работе» следователей областного СУ СК к ответственности не привлечены, с успехом прошли переаттестацию, а один из них даже возглавил отдел полиции.
Правовую помощь Рашиду Раззакову предоставил Комитет «Гражданское Содействие».

Дополнительная информация: 8-904-211-43-92 – Ольга Гнездилова